deficzit-uglya-dlya-kalyana.jpg

Дефицит угля для кальяна: причины и последствия. Рассказывает основатель Oasis Артём Хлопов.

Артем, привет. Расскажи почему в России наблюдается дефицит угля?Расскажи подробно непосвященной в тонкости публике — что случилось и кто виноват? На пальцах, для тех, кто не занимается угольным бизнесом.

Самое главное, самое основное, это то, что власти Индонезии сняли мораторий на вывоз сырого кокоса. Соответственно, наши друзья из Китая начали его активно выкупать. И фабрики, производящие кокосовый уголь из скорлупы кокоса, остались без сырья. Сейчас такой переходный период, когда все пытаются найти сырье, отобрать его друг у друга, выкупить, перекупить. Это примерно то же самое, что происходило в России в 90-е. Естественно возникает дефицит, от которого растут цены и на сырье, и на конечный продукт. А главное – никто из брендов не может вывезти из Индонезии то количество угля, которое хочет.

Почему производителям выгоднее отдавать сырье китайцам, чем продавать на свои фабрики? У китайцев больше денег?

Китайцы хорошо платят, это во-первых. А во-вторых они выкупают сырой кокос. В свою очередь, в производстве кокосового угля используется зрелая кокосовая скорлупа, а чтобы сырой кокос в нее превратился, дозрел — надо ждать. Никто ждать не хочет, потому что время — это деньги.

А что китайцы делают с этой скорлупой, с сырьем?

Сырой кокос идет прежде всего в рестораны, но, как известно, китайцы умудряются использовать весь доступный материал без остатка, так что в конечном счете из этого сырья производится сотня разных продуктов.

artem-hlopov-oazis.jpg

С этим понятно. Ушлые китайцы высасывают себе все. А какая вторая причина? 

Вторая причина, это конечно же пандемия коронавируса, которая сама по себе вызывает две проблемы. Первая состоит в том, что в Индонезии есть так называемые чистые зоны, где заражения очень мало, либо ноль и, в свою очередь, есть регионы, в которых заражений много. Фабрики расположены в основном на острове Ява, и на этом острове есть как чистые зоны, так и красные зоны. В красных зонах фабрики работают либо неполную неделю, либо вообще не работают какое-то время. Плюс работники болеют и не выходят в том составе, в котором должны выходить.


Вторая проблема состоит в том, что в начальной стадии пандемии, когда было много заражений на ключевых для кокосового угля рынках Европы, Америки и Бразилии люди экономили деньги и сидели по домам из-за ограничений. Они не ходили в рестораны и кальянные, соответственно и кальянные не закупались.

Бренды угля не могли спрогнозировать, что будет дальше. Поэтому сделали паузу в один-два месяца в закупках угля у индонезийских фабрик. Среди производителей, занятых в этой сфере в Индонезии есть не только крупные ребята, но и средние, и мелкие.

В первую очередь, мелкие и средние фабрики были вынуждены закрыться и на данный момент не открылись. Суммируя вышесказанное, дефицит теперь идет со всех сторон: отсутствие сырья, закрытие обрабатывающих производств, ограниченное время работы выживших производств, отсутствие рабочей силы. И как следствие на рынок выходит ограниченный объем кокосового угля за который начинается схватка. 

hlopov-nero.jpg

Фабрики повышают цены в связи со сложившейся ситуацией? 

Безусловно. Во-первых, самый прямой, самый главный фактор — это повышение цены на сырье, о чем мы говорили ранее.  Вторая причина — фабрики также испытывают дефицит. Объем производства падает, а издержки остаются. Зарплаты, аренды, платежи — все те же самые, что раньше. И те, кто способен производить качественный уголь на уровне того качества, которое было до всех этих проблем, поднимают цену.

Как это отразится на цене угля в России?

Ко всему сказанному ранее нужно добавить, что  у нас в стране действует еще один фактор — курс доллара, который поднялся. Вкупе с дефицитом, это, безусловно, приведет к повышению цены. Скажем так, компания А продавала X тонн угля, а сейчас она не может привезти свои X тонн, а только X пополам.  И снова у нас накладные расходы, которые никуда не делись, как и у производителей. Не нужно быть Вангой, чтобы предсказать, что это все приведет к повышению цены. 

А что компания Oasis будет делать с ценами? Нам ждать повышения?

Давайте начистоту. Держать цену в России могут только те компании, которые жертвуют качеством. Есть фабрики, которые производят уголь из плохого сырья, чтобы сохранить цену на прежнем уровне. Соответственно, можно ожидать повышения цены на качественный уголь и поступление на рынок откровенно плохого угля.

Oasis конечно же не будет этого делать. У нас три бренда в разных ценовых категориях и мы уже умеем делать бюджетный продукт с хорошим качеством — Nucifera. По премиальному продукту Oasis мы сейчас наблюдаем дефицит сырья и не можем выпускать его столько, сколько хотим.  Мы не будем заменять сырье дешевыми аналогами и будем выпускать такой объем, который сможем.

Мы прогнозируем, что локомотивом продаж в нашей линейке на этот сложный период будет Nero. С этим продуктом мы можем играть с сырьем, оставаясь в коридоре стабильно высокого качества по весьма умеренной цене. 


А почему нельзя перестать работать с Индонезией и начать работать, скажем, с Вьетнамом или Таиландом?

Начать, безусловно, можно, но, во-первых, в этих странах и не было моратория на вывоз сырого кокоса — китайцы туда давным давно пришли, потому что китайский рынок очень большой, Вьетнам рядом и они выгребли оттуда все, что можно в первую очередь.

Первоначально кокосовый уголь вообще делался не для кальяна, он делался для фильтрующих материалов и для очистки золота. Раньше было много кокосового угля в Таиланде — пришли китайцы, выкупили сырой кокос — и в Таиланде осталось горстка производств. Это первое.

Теперь второй момент. Если ты хочешь пойти в другую страну, в которой нет инфраструктуры производства какого-то продукта, ты будешь первым, кто соберет все косяки. Твое производство обойдется тебе в 2-3 раза дороже, чем в той стране где уголь уже умеют делать: есть рабочая сила, которая понимает что делать, есть менеджеры, которые понимают как все это делать. Безусловно, в Индонезии сейчас куда проще построить завод, чем построить во Вьетнаме или на Филиппинах.

Когда все эта ситуация с дефицитом разрешится? Что будет с этим рынком в следующем году?

В российской кальянной индустрии никто никогда про уголь не задумывался. Всех интересовали только табаки и сами кальяны. Теперь же, на протяжении ближайших месяцев, именно рынок угля для кальяна будет в фокусе розничных сетей и кальянных, и за ним будут пристально наблюдать. Рано или поздно вся ситуация вокруг угля устаканится: по нашим данным правительство Индонезии планирует вернуть мораторий на вывоз сырого кокоса, потому что от этого страдают и другие индустрии: косметика и кондитерка. Наверняка откроются новые фермы.

По нашим прикидкам ситуация в Индонезии стабилизируется к февралю, соответственно, учитывая сроки поставок, дефицит угля в России может закончится в апреле-мае 2021 года. Безусловно, это наша собственная аналитика исходя из текущей ситуации и информации, и все еще может поменяться.